Написать нам
8 (863-75) 31-4-10
8 (863-75) 34-0-10

Три дня с диким корсаком

В природе иногда встречаются необычно «смелые», или «доверчивые» животные. Правда, как правило, долго они не живут. Особенно те, кого относят к объектам охоты. Попадались мне «смелые» лисята, зайцы, не обращавшие внимания на стоящего в трех метрах фотографа. Но корсака, терпимо относящегося к едущей рядом машине, увидел впервые. Линяющая самка охотилась в весенней степи, а я ехал рядом, и снимал крупным планом. Вот зверек замер, распластался в траве. Неподвижно лежит минут 10-12. Потом – резкий бросок, и в зубах оказалась общественная полевка. Еще одна удачная охота, и корсачка, держа в зубах двух полевок деловито направилась по старой, заросшей травой дороге. «Неужели приведет к норе?» - с сомнением думал я. Оказывается, сомневался зря.
Скоро мы оказались рядом с трубой, по которой когда-то шел слив воды под проезжей дорогой. Дорога по-прежнему используется, а труба оказалась не у дел. В ней и вывела потомство степная лисичка. Маму с добычей радостно встречали три крохотных щенка. Недавно открывшие глаза, и еще не уверенно державшиеся на дрожащих ножках. Один из них жадно схватил полевку, и потащил в сторону от братьев. Но что с ней делать еще не знал.
Короткий отдых у норы, кормление щенков молоком, и маленькая хищница снова отправилась на охоту. Я по-прежнему сопровождал ее. Следующей добычей оказался крупный каспийский полоз. Молниеносный бросок, и большая змея забилась, схваченная за голову. Дальше произошло странное: охотница держала змею мертвой хваткой, пока сопротивление не ослабло. Потом отгрызла голову, закопала ее, а полутораметровое тело оставила лежать в траве.
И снова охота. Поймана ящерица, потом полевка. И опять – к щенкам. Солнце клонилось к горизонту, уставшая лисичка дремала рядом с норой, а вокруг копошились три симпатичных щенка. Наше знакомство продолжалось три дня. В результате накопилось больше сотни фотографий, иллюстрирующих жизнь корсачьего семейства. Судя по всему – жизнь не простую, полную опасностей и невзгод. Рядом с норой я нашел остатки еще одного щенка, по каким-то причинам погибшего. Похоже, что он был съеден… собственной матерью. От тушки остались лишь задние ножки и хвостик. В голодный день пища не должна пропадать. Иначе не выживут оставшиеся щенки. Так неожиданно для меня приоткрылась картина жизни одинокой мамы – корсачки.